Основная причина смерти от тяжелого COVID-19 – дыхательная недостаточность, вызванная пневмонией и системным воспалением. У больных с тяжелой формой SARS-CoV-2 возрастает уровень провоспалительных и снижается уровень противовоспалительных цитокинов. Это приводит к цитокиновому шторму, следствия которого – синдром острого респираторного дистресс-синдрома (ОРДС), шок, полиорганная недостаточность и смерть.

Противовоспалительные гормоны кортикостероиды использовались для лечения атипичной пневмонии (SARS). Их же используют для уменьшения воспаления при COVID-19. Чтобы оценить безопасность и эффективность кортикостероида дексаметазона для лечения SARS-CoV-2, к октябрю 2020 года было начато 14 клинических испытаний.

Ученые Оксфордского университета подтвердили, что дексаметазон снижает риск смерти среди тяжелых больных COVID-19. Рандомизированное контролируемое открытое исследование началось в марте 2020 года. Исследование на госпитализированных пациентах направлено на изучение возможных методов лечения COVID-19. Исследование показало, что дексаметазон значительно снижает риск смертности у пациентов с COVID-19, находящихся на искусственной вентиляции и кислородной терапии, на 35 и 20% соответственно. Однако у пациентов с легкой и средней степенью тяжести, а также у госпитализированных пациентов с COVID-19, не получавших кислород или вентиляцию, клинических преимуществ не наблюдалось. По результатам этого исследования правительство Великобритании разрешило применять дексаметазон для лечения тяжелобольных пациентов с COVID-19.

Синтетический кортикостероид дексаметазон используется для лечения воспалительных и аутоиммунных состояний: ревматических, кожных заболеваний, астмы, многих форм аллергии, хронических обструктивных заболеваний легких, отека головного мозга, послеоперационной глазной боли и бронхоспазма.

Кортикостероиды подавляют действие и экспрессию молекул, участвующих в воспалительной реакции при пневмонии. Они увеличивают выработку противовоспалительных цитокинов. Кортикостероиды снижают выработку провоспалительных цитокинов, хемокинов, а также молекул адгезии, которые не только обеспечивают связь клеток друг с другом, но и используются вирусами для проникновения через эпителиальный барьер.

Исследование тяжелой пневмонии на поросятах показало, что глюкокортикоиды снижают воспалительную реакцию. Вероятно, противовоспалительный эффект дексаметазона противодействует цитокиновому шторму при SARS-CoV-2, защищая легкие и жизнь пациентов.

Однако использование кортикостероидов может вызывать побочные эффекты, поэтому одновременное введение иммуноглобулинов (IV-IG) и интерферон-β может помочь в лечении COVID-19 с использованием кортикостероидов. В апреле 2020 года иранские ученые запустили клиническое испытание, чтобы проверить, может ли раннее введение дексаметазона вместе с IV-IG и интерферон-β снизить разрушительные эффекты цитокинового шторма у тяжелобольных пациентов с COVID-19.

Дексаменазон одобрен Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (США) как иммунодепрессант широкого спектра действия. Он в 30 раз более активен, чем кортизон, и действует дольше. Предполагается, что дексаметазон ограничивает выработку воспалительных цитокинов и их повреждающее действие. Однако как иммунодепрессант он подавляет функции Т-клеток и блокирует выработку В-клетками иммуноглобулинов. Это потенциально может привести к увеличению вирусной нагрузки в плазме. Такой эффект дексаметазона требует дальнейшего изучения.

Хотя обнаружено, что дексаметазон эффективен только для пациентов, находящихся на искусственной вентиляции и кислородной терапии, общее влияние использования дексаметазона на снижение смертности – огромно, потому что большинство умерших от COVID-19 – тяжелобольные пациенты. Сравнительно низкая стоимость дексаметазона делает его доступным для стран с низким и средним уровнем доходов. Эффективное лечение коронавируса не менее чем вакцина дает надежду на прекращение пандемии.

Источник:

Dexamethasone: A boon for critically ill COVID-19 patients?