К августу 2020 года в мире зарегистрировано более 17 миллионов случаев заболевания COVID-19 и более 600 000 смертей. У большинства заразившихся болезнь протекает в легкой или бессимптомной форме. Однако процент тяжелых случаев и смертности от COVID-19 больше, чем при сезонном гриппе.

Врачи и ученые во всем мире проводят сотни клинических испытаний существующих противовирусных препаратов для поиска эффективных средств лечения новой болезни.  Результаты пока сложно назвать успешными, и поиск способов лечения продолжается.

Иранские врачи изучили интерферон бета-1а на предмет безопасности и эффективности лечения COVID-19. Этот интерферон был полезен в лечении пациентов при предыдущих эпидемиях коронавирусов: SARS-CoV, MERS. Интерфероны бета обладают высокой противовирусной активностью и уменьшают утечку компонентов крови через стенки сосудов при цитокиновом шторме.

Дизайн исследования

Для рандомизированного клинического исследования было отобрано 42 пациента в тестовую группу и 39 в контрольную.

Все пациенты были старше 18 лет.  Доля мужчин составила 54%. Средний возраст мужчин – 56 лет, женщин – 59. В обеих группах были сходные сопутствующие заболевания: артериальная гипертензия (38,3%), сердечно-сосудистые заболевания (28,4%), сахарный диабет (27,2%), эндокринные нарушения (14,8%), рак (11,1%). Основные жалобы пациентов: кашель, лихорадка, одышка.

Пациенты в контрольной группе получали стандартное лечение: гидроксихлорохин (400 мг  в первый день, а затем 200 мг), лопинавир / ритонавир (400/100 мг) или атазанавир / ритонавир (300/100 мг ежедневно) в течение 7-10 дней.

Пациенты тестовой группы дополнительно к стандартному лечению получали трижды в неделю подкожную инъекцию интерферона бета-1а (12 млн МЕ/мл) в течение дух недель.

Дополнительно пациентам в каждой группе при необходимости назначались: респираторная поддержка, электролиты, анальгетики, жаропонижающие, кортикостероиды и антибиотики.

Продолжительность исследования составила две недели, а наблюдение за пациентами длилось 4 недели.

Первичный результат оценивался по длительности достижения клинического ответа в соответствии со шкалой состояний: выписка (1), госпитализация без кислорода (2), госпитализация с кислородом (3),  госпитализация с неинвазивной вентиляцией под положительным давлением (4), госпитализация с инвазивной механической вентиляцией легких (5), смерть (6).  Время до клинического ответа считалось в днях, необходимых для улучшения хотя бы двух баллов по шкале.

Вторичным результатом была длительность пребывания в клиническом состоянии: искусственной вентиляции легких, пребывания в стационаре, пребывания в отделении интенсивной терапии, смерть в течение 28 дней, побочные эффекты после введения интерферона, смертность от раннего (до 10 дней от появления симптомов) или позднего введения интерферона, осложнения во время госпитализации.

Стратегия лечения

Противовирусные схемы лечения были схожими в обеих группах. В национальном протоколе Ирана по лечению COVID-19 основным препаратом является гидроксихлорохин. В тяжелых случаях проводится дополнительная терапия: лопинавир / ритонавир или атазанавир / ритонавир.

Профилактика тромбоза глубоких вен проводилась для всех пациентов по показаниям. Также по клиническим показаниям к противовирусным схемам добавляли азитромицин, внутривенную аскорбиновую кислоту, антибиотики, внутривенный иммуноглобулин или кортикостероид.

Кортикостероид (метилпреднизолон, гидрокортизон или декаметазон) получали 61,9% пациентов в тестовой группе. В контрольной группе – 43,6%.

Внутривенно иммуноглобулин получали 35,7% пациентов в тестовой группе. В контрольной группе – 25,6%.

Результат

На 14-е сутки исследования 66,7% пациентов из тестовой группы были выписаны. В контрольной группе – только 43,6%.

Также было выявлено, что раннее введение препарата значительно снижало смертность. А позднее не оказывало значительного эффекта.

В обеих группах статистически не отличались вторичные параметры: продолжительность пребывания в стационаре, продолжительность пребывания в отделении интенсивной терапии, продолжительность искусственной вентиляции легких. Также не отличалась частота органной недостаточности. Однако в тестовой группе было интубировано больше пациентов.

28-дневная смертность в тестовой группе составила 19%, а в контрольной – 43,6%.

В тестовой группе у 19% пациентов наблюдались краткосрочные побочные явления: лихорадка, миалгия, головная боль, сильное возбуждение, депрессия.

 Выводы

Интерфероны – естественные цитокины, которые вырабатываются в ответ на вирусные инфекции. Интерфероны активируют макрофаги для борьбы с вирусом. SARS-CoV-2 способен блокировать сигнальные пути интерферонов. Препараты интерферона восполняют недостаточность эндогенного интерферона.

Раннее введение интерферона пациентам с COVID-19 существенно уменьшало смертность и увеличивало частоту выписки на 14-й день. Побочные эффекты от системного препарата интерферона были терпимыми.

Источник